Forecast of the Geothermal and Geochemical Conditions of the Mrakovskaya Depression and the Adjacent Territories of the Shikhano-Ishimbayskaya Saddle

Abstract


The actual problem of analyzing the conditions of oil and gas formation in poorly studied areas, such as the Mrakovskaya depression and the adjacent territory of the Shikhano-Ishimbai saddle (the southern part of the Pre-Ural trough and the West Ural outer folding zone) is considered. These territories, which have a complex heterogeneous geological structure and low exploration, are of undoubted interest from the point of view of potential oil and gas potential. The paper considers the main geological factors that determine the geothermal regime of the subsoil of the southern part of the Pre-Ural trough and the West Ural outer folding zone. An extremely low and uneven density of geothermal observation points was noted in the wells of the Mrakovskaya depression and the Shikhano-Ishimbai saddle. Maps of predicted modern temperatures on deep sections of the study area, as well as geothermal gradients of various parts of the Ural region, were constructed and analyzed. Materials on paleotemperature-catagenetic studies of the sedimentary cover were presented. Predictive maps of changes in the catagenesis of sedimentary substances in Paleozoic deposits within the stratigraphic units of the territory under consideration were constructed. To restore the geotemperature regime of the subsoil and predict the catagenetic zoning of the section, one-dimensional basin modeling of three wells located in the southern and northern promising areas was performed. Prediction of geothermal and geochemical conditions with a complex heterogeneous structure is a difficult task associated with insufficient information on the structure and composition of deposits, lack of information about the geothermal conditions of sections, inconsistency of geophysical data, etc. The conducted studies showed the effectiveness of combining actual data with calculation methods in predicting geothermal and geochemical conditions. The results obtained by the authors made it possible to conclude that there were rather high prospects for the discovery of petroleum hydrocarbons in a wide range of the Paleozoic part of the section.

Full Text

Введение Территории Предуральского прогиба и Западно-Уральская зона складчатости представляют несомненный интерес для оценки потенциальной нефтегазоносности. На Южном Урале в качестве наиболее перспективных районов могут рассматриваться Мраковская впадина и Шихано-Ишимбайской седловина. Изучение катагенетических особенностей разреза включает последовательную оценку современного геотермического поля и основных факторов его формирования, палеогеотермических характеристик и расчета степени катагенеза на основе аналитических зависимостей. Логическим продолжением этих исследований является выполнение бассейнового моделирования, интегрально учитывающего историю формирования разреза, его преобразования, палеотемпературные и динамические условия. Основные геологические факторы формирования геотермического поля К настоящему времени накоплен значительный фактический материал по региональной геотермии разреза, прогнозным оценкам величины теплового поля, выполнено построение цифровых геотермических моделей литосферы Урала и Предуралья. Исследования нашли отражения в трудах Ю.А. Ежова, В.Е. Сальникова, Ю.И. Галушкина, В.Д. Хуторского, И.В. Головановой [1-18]. В качестве основных факторов формирования геотермического режима территории следует рассматривать следующее: - особенности тектонического развития и осадконакопления [19-22]; - палеоклиматические условиями как следствие глобальных тектонических и планетарных процессов [1, 11, 15, 16, 24-29]. - геолого-структурные и палеогеографические условия формирования макронеоднородности теплопроводных свойств разреза, геотермических аномалий локальных структур и соляных диапиров [7, 16, 30]. - вероятность образования фрикционных источников тепла при формировании шарьяжно-надвиговых структур [18, 31-34]. Оценка величины тепловых потоков и эволюция теплового режима Южного Урала и прилегающей части Предуральского прогиба неоднократно рассматривались И.В. Головановой, Ю.А. Галушкиным, М.Д. Хуторским [1-4, 7, 18, 33]. В зависимости от качества исходных данных, методики исследований и представлений авторов количественные оценки теплового потока могут различаться. Так, по данным В.Е. Сальникова (1984) для изучаемого региона величина теплового потока оценивается от 23 до 33 мВт/м2. Восточная окраина Русской платформы в примыкании к Уралу характеризуется В.А. Щаповым (2006) как зона со значениями теплового потока 35-40 мВт/м2. По данным М.Д. Хуторского для изучаемого района характерны величины теплового потока в диапазоне 19-34 мВт/м2 [18]. Более высокие значения теплового потока для Предуральского прогиба и Западно-Уральской внешней зоны складчатости представлены в работах И.В. Головановой [7, 8, 11]. Для Мраковской депрессии тепловой поток по 11 измерениям оценивается в диапазоне 23-58 мВт/м2 (средний 40 мВт/м2), а с учетом палеоклиматических поправок 40-50 мВт/м2. Для Шихано-Ишимбайской седловины (три измерения) аналогичные показатели соответствуют диапазону 33-37 мВт/м2 (средний 35 мВт/м2) и 40-50 мВт/м2 с учетом палеоклиматических поправок. Западно-Уральская зона складчатости и Предуральский прогиб вместе с восточной частью Волго-Уральской антеклизы относятся к обширной Уральской области с общими пониженными значениями теплового потока и локальными зонами (участками) его резкой дифференциации (от 23 до 58 мВт/м2), однако не входят в Уральскую зону аномально низких значений теплового потока. В восточной части Мраковской депрессии выделяется локальная Исимовская аномальная зона с величиной теплового потока до 48-58 мВт/м2 [7, 8, 11]. Плотность пунктов геотермических наблюдений в скважинах Мраковской депрессии и Шихано-Ишимбайской седловины оценивается как низкая и крайне неравномерная, поскольку практически все измерения температур выполнены в скважинах на нефтяных площадях. В восточных районах этих структур, а также сопредельной зоны складчатого Урала пункты геотермических наблюдений в скважинах отсутствуют. В основу анализа современного температурного поля изучаемого района вошли данные, представленные в работах Ю.А. Ежова и И.В. Головановой в виде региональных схем изотерм на кровле отложений, изотерм на срезах, геотермических профилей, одиночных и обобщенных термограмм. Примером схем изотерм является карта температур, приведенных к кровле доманиковых отложений [35]. Она иллюстрирует отчетливую тенденцию резкого возрастания температур в Шихано-Ишимбайской седловине и, особенно, в Мраковской депрессии при увеличении глубины залегания отложений. Информативными также являются региональные карты изотерм на срезах [13]. Для района Мраковской депрессии показательным является геотермический профиль, проведенный через изучаемый район с прогнозом температур в сопредельных восточных структурах. В работах И.В. Головановой с соавт. [9, 11] представлены мелкомасштабные схемы прогнозных изотерм южной части Республики Башкортостан на срезах минус 2000, минус 5000 и минус 1000 м, рассчитанные с учетом исправленных на влияние палеоклимата значений теплового потока. При высокой общей дифференциации теплового поля повышенные температуры характерны для района Мраковской депрессии. Построение карт прогнозных температур на срезах минус 500 м, минус 1000 м, минус 2000 м, минус 3000 м, минус 5000 м и минус 10000 м по геотермическим данным ИГ УНЦ РАН показало следующее: общий рост дифференцированности температурного поля с глубиной, вероятность наличия геотермической аномалии в районе Саратовской структуры вблизи западной границы южного перспективного участка в условиях предположительно высокой теплопроводной изоляции разреза, а также относительно низкий температурный фон в районах юго-западной границы северного перспективного участка, что может быть связано с повышенной теплопроводностью пермских соляных диапиров Воскресенского вала в верхней части разреза. Показательными параметрами являются геотермические градиенты различных частей Уральского региона. По данным Ю.А. Ежова (1968), наиболее низкий средний геотермический градиент характерен для «охлажденных» структур центрального Урала (1,73 °С/100 м). В условиях высокой геотермической изоляции разреза Зауралья градиент достигает величины 4,77 °С/100 м. Для Предуралья средний градиент оценивается величиной 1,86 °С/100 м, что фактически соответствует платформенным условиям. Прогнозные величины интервальных геотермических градиентов изучаемой территории составляют 1,0-3,2 °С/100 м. В западных и центральных зонах средний геотермический градиент верхней части разреза (до минус 1000 м) соответствует относительно низкой средней величине 1,6 °С/100 м, что может предопределяться высокой теплопроводностью пермских галогенных отложений. В интервале минус 1000 - минус 5000 м средний градиент возрастает до 1,7-1,8 °С/100 м. Минимальная прогнозная величина среднего градиента предполагается в интервале ниже минус 5000 м (1,3 °С/100 м) и может быть связана только с повышенной теплопроводностью разреза на больших глубинах. Для юго-восточной зоны характерны более высокие средние геотермические градиенты, что может предопределяться повышенной геотермической изоляцией разреза. Отличия юго-восточной зоны от западной и центральной зон прослеживаются на обобщенной термограмме фактических конечных температур в скважинах региона (рис. 1). В соответствии с полученными уравнениями, геотермический градиент в юго-восточной зоне может оцениваться в 2,7 °С/100 м, а в западной и центральной зонах -1,4 °С/100 м. Палеогеотермическая зональность отложений Особенности палеотемпературной зональности южной части Предуральского прогиба рассматривались в работах Горшкова [12]. По материалам палеотемпературно-катагенетической изученности в нижнепермских и нижнекаменноугольных отложениях южной части Предуральского прогиба выделяются зоны среднего и высокого катагенеза. Бóльшая часть северного участка и весь южный находятся в зоне высоких катагенетических преобразований и палеотемператур. Для этой зоны характерно чешуйчато-надвиговое строение осадочного чехла, что подтверждается изучением разрезов скважин Таушской и Беркутовской площадей. Фаменско-турнейские отложения в зоне Зилаирского синклинория (зилаирская серия), шарьяжно надвинутые на более молодые комплексы отложений девона и карбона, преобразованы, вероятнее всего, до стадии апокатагенеза, а палеотемпературы могут составлять 220-250 °С. Катагенез поднадвиговых (автохтонных) отложений среднего и нижнего карбона соответствует градациям МК2-МК4 и палеотемпературам 140-210 °С. При определении отражательной способности витринита (ОСВ) на керне скважин, пробуренных в Западно-Уральской складчато-надвиговой зоне, и последующей интерпретации полученных результатов довольно часто отмечаются катагенетические несогласия и инверсионный характер катагенеза. Это чаще всего связано с пересечением скважиной шовных зон надвиговых дислокаций. Так, скважиной 7409 Беркутовской площади в интервале 3848-3870 м вскрыты отложения верхнего карбона с катагенезом МК2. Не исключено, что такой низкий катагенез на значительной глубине может указывать на то, что выше указанного интервала находится сместитель надвига, и на отложения нижнего карбона надвинуты толщи катагенетически более преобразованные. В сложных условиях складчато-надвигового строения и наличия инверсионных движений при прогнозе катагенетической зональности вместе с применением метода ОСВ целесообразно использовать расчетные методы и программы по бассейновому моделированию. В результате применения расчетных методов построены прогнозные карты изменения катагенеза органических веществ (ОВ) палеозойских отложений в пределах стратиграфических подразделений рассматриваемой территории (рис. 2). Наблюдается общая тенденция увеличения катагенетической преобразованности ОВ пород по площади в субмеридиональном направлении с севера на юг, и по разрезу от пермских до девонских отложений, достигая позднего мезокатагенеза (МК4). Для пермских отложений ОВ на значительной части территории находится на стадии протокатагенеза. Для башкирских и тульских отложений характерен широкий диапазон изменения катагенетической преобразованности ОВ от протокатагенеза (ПК2) до мезокатагенеза (МК3). Наименее катагенетически преобразовано ОВ на севере территории на Кургашлинской, Урузбаевской, Хлебодаровской, Иштугановской площадях. В районе Таушской и Саратовской площадях ОСВ достигает 1,0 % (МК3). Для турнейских отложений ОВ на большей части территории преобразовано до подстадии МК4. Доманиковые отложения на всей изучаемой территории находятся в мезокатагенезе (МК1-МК4). Для кыновско-пашийских отложений ОВ в южных районах находится на поздней стадии мезокатагенеза (МК4), ОСВ более 1,5 %. Менее катагенетически преобразованное ОВ характерно для северных и центральных районов, катагенез ОВ не превышает подстадии МК1 (Урузбаевская, Хлебодаровская, Кургашлинская и др. площади). Для западных и частично центральных районов ОВ преобразовано до подстадий МК2-МК3 (Кинзебулатовская, Тейрукская, Салиховская, Воскресенская и др.). Рис. 1. Термограмма по фактическим конечным замерам температур в скважинах Шиханско-Белебеевской седловины и Мраковской депрессии (по материалам ИГ УНЦ РАН) Бассейновое моделирование Моделирование процессов нефтегазообразования и восстановления геотемпературного режима недр проводилось в программе PetroMod, которая позволяет реконструировать палеотемпературы, степень катагенеза, потенциал генерации углеводородов (УВ) материнских свит и др. в сложных надвиговых структурах с объединением нескольких разрезов [1]. Для зоны максимальных палеотемператур 1D-бассейновое моделирование проводилось по разрезу поисковой скважины Таушской 2, расположенной в Мраковской впадине, для зоны средней степени катагенетической преобразованности - по разрезам скважин Тейрукской 2 (Шихано-Ишимбайская седловина) и Уразбаевской 11 (Мраковская впадина). Верификация моделей, проведенная по фактическим замерам температур в скважинах, прогнозным современным температурам, отражательной способности витринита (Ro) и пластовому давлению показала удовлетворительные результаты (рис. 3, а). На глубине 1686 м в разрезе скважины Таушской 2 между автохтоном (R-P1) и аллохтоном (C1v-P1) фиксируется катагенетическое несогласие, которое является следствием Таушско-Ургинского надвига (рис. 3, б). Исследование формирования осадочного чехла показало, что основное осадконакопление проходило в три этапа: рифейское, поздневендское и силурийско-позднепалеозойское. На рубеже «пермь - триас» в районе скважин Таушской 2 и Уразбаевской 11 проявились Таушско-Ургинский и Уразбаевский надвиги. После интенсивного погружении базальных терригенных отложений нижнего рифея в эволюции геотемпературного режима наблюдается увеличение пластовых температур до 180-185 °С в подошве осадочного чехла. К завершению рифейского цикла температура в кровле калтасинской свиты составляла 120-190 °С. На этапе выстуживания в раннем венде наблюдается небольшое снижение температур (15-20 °С), а затем резкое возрастание температур в позднем венде. К этому времени температура в кровле рифея составляла около 75-80 °С. Рис. 2. Прогнозные карты изменения катагенеза органических веществ пород Мраковской впадины и Шихано-Ишимбайской седловины а б Рис. 3 Калибровка результатов моделирования в разрезе скважины Таушской 2: а - по температуре; б - по отражательной способности витринита (Ro) а б Рис. 4. Модель погружения и прогрева: а - по разрезу скважины Таушской 2; б - аллохтона скважины Уразбаевской 11 (до периода надвиговых дислокаций) Третий этап интенсивного возрастания температур в районе скважин Таушской 2 и Уразбаевской 11 прослеживается в раннедевонско-фаменское время, за этот период температура в кровле рифея возросла еще примерно на 25 °С, температура в силурийско-девонской части разреза к окончанию фаменского времени не превышала 35-40 °С. Моделирование эволюции геотемпературного режима по разрезу скважины Тейрукской 2 на этом этапе показало, что резкое увеличение температур наблюдается только со второй половины каменноугольного периода. К завершению пермского этапа осадконакопления максимальные пластовые температуры в кровле калтасинской свиты составили 225-275 °С, в кровле пашийско-кыновской толщи терригенного девона - 88-100 °С, в кровле доманикового горизонта - 86-118 °С. На рубеже мезозоя и кайнозоя наступил стабильный этап развития, характеризующийся постепенным выстуживанием отложений (рис. 4, а). а б Рис. 5. Модель эволюционно-катагенетической зональности: а - по разрезу скважины Тейрукской 2; б - алллохтона скважины Таушской 2 (до периода надвиговых дислокаций) По результатам бассейнового моделирования аллохтонных частей разрезов с применением палинспастических реконструкций (рис. 4, б) значительных изменений в распределении пластовых температур до раннепермского времени не наблюдалось. Максимальный прогрев доманикового горизонта по разрезам аллохтонов изучаемых площадей до начала складчато-надвиговых дислокаций в артинское время составлял 87-117 °С, в пашийско-кыновских отложениях - 83-113 °С, температуры в кровле калтасинской свиты повысились до 252-265 °С. Максимальные палеотемпературы зафиксированы во время проявления надвигов, что характерно для многих сильнодислоцированных зон. Реконструкция катагенетической зональности скважины Тейрукская 2 (рис. 5) показала, что нижний рифей прошел стадию мезокатагенеза и погрузился в главную зону газообразования (ГЗГ) еще в раннерифейское время. Нижняя часть верхнего венда длительное время из-за отсутствия прироста температур в начале палеозоя находилась в зоне МК1, только во время складчато-надвиговых перемещений при повышенном тепловом потоке в пермское время подошва венда на глубине около 2300 м прогрелась до подстадии МК3, кровля венда в это время только погрузилась в зону МК1. Подошва терригенного девона и доманикового горизонта вступили в ГЗН на рубеже «пермь - триас». По результатам моделирования степень катагенеза палеозойской части разреза после надвиговых перемещений не превысила подстадию МК1. Соответственно, до проявления надвиговой тектоники, а именно, в раннепермское время нефтегазоматеринские породы доманикового горизонта, терригенного девона автохтонов могли продуцировать нефтяные УВ, в то время как более погруженные отложения нижнего рифея при благоприятных условиях могли генерировать газы. В районе скважины Тейрукской 2 в начале пермского этапа осадконакопления наблюдается резкое возрастание катагенетической зрелости по всему разрезу, подошва венда достигает градации катагенеза МК2, палеозойская часть разреза остается в зоне протокатагенеза. Но уже после накопления мощной терригенной толщи пород уфимского яруса (270 млн лет) низы венда вступают в ГЗГ (R° - 1,20-1,23 %), подошва доманикового горизонта достигает степени катагенеза МК2 (R° - 0,66 %), фаменско-башкирская часть разреза остается в зоне МК1, вышележащие отложения - в зоне протокатагенеза (см. рис. 5, а). Результаты моделирования по разрезам аллохтонов показали, что до начала развития надвигообразований в протокатагенезе оставались только верхи визейского яруса, башкирские, верхнекаменноугольные и пермские отложения. К завершению палеозойского цикла в предполагаемых нефтегазоматеринских породах аллохтонов доманикового горизонта, терригенного девона создавались благоприятные условия для генерации тяжелой и средней нефти (см. рис. 5, б). Заключение Таким образом, результаты изучения геотермических и геохимических условий южной части Предуральского прогиба и Западно-Уральской зоны складчатости, несмотря на ограниченность исходной информации, позволили получить ряд важных выводов для прогноза нефтегазоносности малоизученных районов Волго-Уральской нефтегазоносной провинции [36-49]: - геотермические исследования показали общий рост дифференцированности температурного поля с глубиной, особенно для районов Мраковской депрессии; - выполненные расчетные построения палеотемпературно-катагенетической зональности показали широкий диапазон изменения степени катагенеза ОВ пород в пределах стратиграфических подразделений. Характерна общая тенденция увеличения катагенетической преобразованности ОВ пород по площади в субмеридиональном направлении с севера на юг и по разрезу - от пермских до девонских отложений. Средне-верхнедевонские отложения на всей территории находятся в мезокатагенезе. Для средне, верхнекаменноугольных и пермских комплексов характерен широкий диапазон катагенетической преобразованности ОВ пород, от подстадий ПК1 до МК4; - по результатам бассейнового моделирования степень катагенеза одновозрастных отложений как автохтона, так и аллохтона в южной части района работ (Таушская 2) несколько выше, чем в северной (Уразбаевская 11). Результаты восстановления катагенетической зональности в зоне проявления надвигов свидетельствуют, что предполагаемые нефтематеринские отложения палеозоя автохтона и аллохтона в незначительной степени могли реализовать свой нефтяной потенциал, так как вступали только в начальную подстадию ГЗН (Ro< 0,61 %, TR - 5-10 %). Раннее вступление палеозоя в ГЗН в донадвиговую эпоху, могло отрицательно повлиять на сохранность залежей УВ. В районе скважины Тейрукской 2 так же, как и в восточной части изучаемой территории, рифейский этап развития осадочного бассейна занимал ведущее положение в процессах газообразования, но к окончанию поздневендско-раннепермского этапа погружения были созданы благоприятные катагенетические условия для генерации жидких углеводородов в девонско-среднекаменноугольной части разреза (МК1-МК2).

About the authors

Svetlana E. Bashkova

Perm State National Research University; Kama Research Institute for Comprehensive Studies of Deep and Ultra-Deep Wells

Yury A. Yakovlev

Perm State National Research University; Kama Research Institute for Comprehensive Studies of Deep and Ultra-Deep Wells

Anastasia S. Kapitanova

LUKOIL-Engineering LLC

Andrey N. Bashkov

Perm National Research Polytechnic University

References

  1. Галушкин Ю.И. Моделирование осадочных бассейнов и оценка их нефтегазоносности. - М.: Научный мир, 2007. - 456 с.
  2. Галушкин Ю.И., Яковлев Г.Е. Природа аномального теплового режима литосферы Тагило-Магнитогорской зоны Урала и Башкирского свода // Докл. АН. - 2002. - Т. 383, № 1. - С. 99-104.
  3. Галушкин Ю.И., Яковлев Г.Е. Эволюция теплового режима литосферы Башкирского Прелуралья и сравнение с современным режимом Тагило-Магнитогорской зоны Урала // Геотектоника. - 2003. - № 6. - С. 28-42.
  4. Галушкин Ю.И., Яковлев Г.Е., Куприн В.Ф. Эволюция катагенеза и реализация углеводородного потенциала органического вещества рифейских и вендских отложений Западного Башкортостана: численные оценки // Геохимия. - 2004. - № 1. - С. 82-93.
  5. Голованов И.В., Сальматова Р.Ю, Демежко Д.Ю. Реконструкция климата на Урале по геотермическим данным // Геология и геофизика. - 2012. - Т. 53, № 12. - С. 1776-1785.
  6. Голованова И.В. Изучение аномалий теплового поля Южного Урала и Предуралья // Ядерная геофизика. Геофизические методы исследования литосферы. Геотермия: Первые научные чтения памяти Ю.П. Булашевича. - Екатеринбург: ИГф УрО РАН, 2001. - С. 15-17.
  7. Голованова И.В. Тепловое поле Южного Урала и его связь с тектоническими факторами // Геотермия сейсмичных и асейсмичных зон. - М: Наука, 1993. - С. 48-55.
  8. Голованова И.В. Тепловое поле Южного Урала. - М.: Наука, 2005. - 189 с.
  9. Голованова И.В., Масагутов Р.Х. Тепловое поле Башкирского Предуралья // Геодинамика. Глубинное строение. Тепловое поле Земли. Интерпретация геофизических полей: науч. чтения памяти Ю.П. Булашевича. - Екатеринбург: ИГф УрО РАН, 2009. - С. 104.
  10. Новый вариант карты теплового потока Урала, построенный с учетом влияния палеоклимата / И.В. Голованова, В.Н. Пучков, Р.Ю. Сальманова, Д.Ю. Демежко // Доклады АН. - 2008. - Т. 422, № 3. - С. 394-397.
  11. Голованова И.В., Сальматова Р.Ю. Тагирова Ч.Д. Методика расчета глубинных температур с учетом исправленных на влияние палеоклимата значений теплового потока // Геология и геофизика. - 2014. - Т. 55, № 9. - С. 1426-1435. doi: 10.15372/GiG20140908
  12. Горшков В.И. Региональная палеотермальная зональность нефтегазоносных платформенных отложений // Закономерности формирования и размещения нефтяных и газовых месторождений. - М., 1978. - С. 167-179.
  13. Ежов Ю.А. Основные черты геотермии Урала и сопредельных территорий // Глубинное строение Урала. - М.: Наука, 1968. - С. 314-324.
  14. Пучков В.Н. Палеогеодинамика Южного и Среднего Урала. - Уфа: ГИЛЕМ, 2000. - 146 с.
  15. Сальников В.Е., Голованова И.В. Новые данные о распределении теплового потока на Урале // Геология и геофизика. - 1990. - № 12. - С. 129-135.
  16. Сальников В.Е. Геотермический режим Южного Урала. - М.: Наука, 1984. - 88 с.
  17. Тепловой режим недр СССР / под ред. Ф.А.Макаренко. - М, 1970. - 220 с.
  18. Хуторский М.Д. Тепловой поток, модель строения и эволюции литосферы Южного Урала и Центрального Казахстана /// Геотектоника. - 1985. - № 3. - С. 77-88.
  19. Белоконь Т.В., Горбачев В.И., Балашова М.М. Строение и нефтегазоносность рифейско-вендских отложений востока Русской платформы. - Пермь: ИПК «Звезда», 2001. - 108 с.
  20. Казанцев Ю.В., Казанцева Т.Т. О механизме соляной складчатости в Предуральском, Прикаспийском и Преддонецком прогибах // Геологический сборник № 6. Информационные материалы. ИГ УНЦ РАН. - Уфа, 2007. - С. 68-73.
  21. Казанцева Т.Т. Среднедевонский доманикит Башкирии. Структурное и стратиграфическое положение // Геологический сборник № 10. Информационные материалы. ИГ УНЦ РАН. - Уфа, 2013. - С. 80-87.
  22. Камалетдинов М.А. Покровные структуры Урала. - М.: Наука, 1974. - 231 с.
  23. Богачкин А.В., Меркулов О.И., Носова С.А. Вариации палеоклимата докембоийской Европы в контексте геологического моделирования // Недра Поволжья и Прикаспия. - 2018. - Вып. 95. - С. 51-62.
  24. Величко А.А. Изменение климата и ландшафтов за последние 65 млн. лет (кайнозой: от палеоцена до голоцена). - М.: ГЕОС, 1999. - 260 с.
  25. Величко А.А. Структура термических изменений палеоклиматов мезокайнозоя по материалам изучения Восточной Европы // Климаты Земли в геологическом прошлом. - М.: Наука, 11987. - С. 5-43.
  26. Сальников В.Е., Голованова И.В. Новые данные о распределении теплового потока на Урале // Геология и геофизика. - 1990. - № 12. - С. 129-135.
  27. Ясаманов Н.А. Древние климаты земли. - Л.: Гидрометеоиздат, 1985. - 294 с.
  28. Ясаманов Н. А. Климаты рифейского и вендского времени // Вестник Московского университета. Серия 4. Геология. - 1994. - № 2.
  29. Donnelly T.H., Jackson M.J. Sedimentology and geochemistry of a mid-Proterozoic lacustrine unit from northern Australia // Sediment. Geol. - 1988. - Vol. 58, iss. 2-4. - P. 145-169. doi: 10.1016/0037-0738(88)90067-X
  30. Ковнер С.С. Термические аномалии Ишимбайских месторождений // Докл. АН СССР. - 1949. - Т. 6, № 3. - С. 329-332.
  31. Происхождение тепловых аномалий горы Янгантау на Южном Урале / Р.И. Нигматуллин, Т.Т. Казанцева, М.А. Камалетдинов, Ю.В. Казанцев // Ежегодник. - 1997. - Уфа: ИГ УНЦ РАН, 1999. - С. 110-119.
  32. Парфенюк О.И. Тепловые эффекты процесса деформаций при надвиге (результаты численного моделирования) // Изв. вузов. Геология и разведка. - 2008. - № 6. - С. 68-73.
  33. Хуторский М.Д., Поляк Б.Г. Геотермические модели геодинамических обстановок разного типа // Геотектоника. - 2014. - № 1. - С. 77-96.
  34. Brewer J. Termal effects of trust faulting // Earth Planet Sci. Lett. - 1981. - Vol. 56. - P. 233-244. doi: 10.1016/0012-821X(81)90130-8
  35. Масагутов Р.Х., Минкаев В.Н., Илеменова О.Д. Комплексное геолого-геохимическое изучение доманиковых отложений Волго-Уральской нефтегазоносной провинции (на примере Башкортостана) // Геология и разработка месторождений с трудноизвлекаемыми запасами: материалы XVII Науч.-практ. конф. - 2017. - С. 65-78.
  36. Абдрахманов Р.Ф., Пучков В.Н. Особенности газогидро-геотермальных явлений горы Янгантау и прилегающих территорий // Литосфера. - 2003. - № 4. - С. 65-77.
  37. Маслов А.В., Крупенин М.Т., Гареев Э.З. Литологические, литохимические и геохимические индикаторы палеоклимата (на примере рифея Южного Урала) // Литология и полезные ископаемые. - 2003. - № 5. - С. 502-525.
  38. Armstrong A.K., Wrucke C.T. Depositional environment of the carbonate members of the Middle Proterozoic Mescal Limestone, Apache Group, central and southern Arizona // New Mexico Geology. - 1990. - Vol. 12, № 3. - 65 p.
  39. Bethke C.M., Lee Ming-Kuo, Park Jungho. Basin modeling with Basin2. Release 5.0.1. Hydrogeology Program. - University of Illinois, 2007. - 210 p.
  40. Blount J.G. The geochemistry, petrogenesis, and geochronology of the Precambrian meta-igneous rocks of Sierra Del Cuervo and Cerro El Carrizalillo. - Chihuahua, Mexico: Austin, University of Texas, 1993. - 242 p.
  41. Bruhn R.L., Picard M.D., Isby J.S. Tectonics and sedimentology of Uinta Arch, western Uinta Mountains, and Unita Basin // Paleotectonics and sedimentation in the Rocky Mountain Region / ed. J.A. Petersom; American Association of Petroleum Geologists Memoir 41. - 1986. - P. 333-352. doi: 10.1306/M41456C16
  42. Callahan D.M. Paleotectonic reconstruction and provenance analysis of the synorogenic Precambrian Hazel Formation. - Van Horn, Trans-Pecos Texas: Dallas, University of Texas, 1992. - 104 p.
  43. Collen J.D., Newman R.H. Porosity development in deep sandstones, Taranak Basin //j. Southeast Asian. Reg Sci. - 1991. - № 5. - P. 449-452. doi: 10.1016/0743-9547(91)90060-B
  44. Condie K.C. Chemical composition and evolution of the upper continental crust: contrasting results from surface samples and shales // Chemical Geol. - 1993. - Vol. 104, iss. 1-4. - P. 1-37. doi: 10.1016/0009-2541(93)90140-E
  45. Frakes L.A. Climates throughout geological time. - Amsrerdam: Elsevier, 1979. - 310 p.
  46. Garjzzi A.V., Von Bergen D. Stylolitic porosity in carbonates: a critical factor for deep hydrocarbon production // Jow Pert. Yeol. - 1987. - Vol. 10, № 3. - P. 267-282. doi: 10.1111/j.1747-5457.1987.tb00946.x
  47. Huntoon P.W. Proterozoic structural geology of the grand canyon // Grand canyon geology / eds. S.S. Beus, M. Moralcs. - 1990. - P. 261-309.
  48. Taylor T.R. The influens of calcite dissolution on reservoir porosity in Miocene sandstones picaroon //j. Sediment Pert. - 1990. - Vol. 60, № 3. - P. 322-334. doi: 10.1306/212F9192-2B24-11D7-8648000102C1865D
  49. Vance R.K., Condie K.C. Geochemistry of footwall alteration associated with the early Proterozoic United Verde massive sulfide deposit, Arizona // Economic Geology. - 1987. - Vol. 82. № 3. - P. 571-586. doi: 10.2113/gsecongeo.82.3.571

Statistics

Views

Abstract - 21

PDF (Russian) - 23

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2022 Bashkova S.E., Yakovlev Y.A., Kapitanova A.S., Bashkov A.N.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies